warning: Creating default object from empty value in /var/www/lapin/data/www/cokain.ru/modules/taxonomy/taxonomy.pages.inc on line 33.

пучков

Морлоку про цели (Гоблин)

Большинство граждан плывёт по жизни как известная субстанция по реке.
Плывут туда, куда несёт.
Живут, где прибьёт.
Это дебилы.

Особо одарённые борются с течением.
Они плывут против: против родителей, против законов, против государства.
Это идиоты.

А вот настоящие джыгиты не плывут ни по течению, ни против течения.
Настоящие джыгиты плывут туда, куда им надо.
Это потому что у джыгита есть цель.

Цель каждый придумывает сам.
Для достижения цели составляется ч0ткий план.
После чего методично предпринимаются меры для достижения цели.

Пучков о Гришковце.

Не так давно сообщал, что приобрёл книгу Гришковца и был такому приобретению страшно рад.
Причиной приобретения послужил вот этот пассаж, попавшийся на первой же раскрытой странице.

О чём же пишет властитель дум?



Цитата:

Но хочу сказать про другое. Самое печальное, с чем приходится там встречаться, это представители белого населения планеты. Путешествие в Африку дело сильно недешёвое и, в оновном, в Африку ездят очень пожилые американцы и европейцы. Американцев больше, чем европейцев. Это очень грустно... Громкоголосые, толстые, самоуверенные старики, одетые в камуфляж или хаки, в больших тяжёлых ботинках, в шляпах и с огромными фотокамерами. По ним видно, что они всю жизнь что-то продавали или были высокооплачиваемыми юристами... В общем, сплошные жулики, которые каждую субботу делают барбекю, пьют пиво и обсуждают своих соседей. На всех этих людях лежит тяжёлый отпечаток вырождения. И относятся они к местному населению... в общем, сволочи, изображающие добродушие. Мы там были самыми молодыми среди них. Про дочку Наташу я даже не говорю. За завтраком ко мне подошла одна американка с обычной своей фальшивой улыбкой и дежурными вопросом "дид ю слип велл?" А потом она спросила, откуда мы. Я сказал, что из России. Она явно расстроилась. Потом она спросила, чем я занимаюсь, на что я сказал, что я писатель. Она сказала, а не слишком ли я молод для писателя. Я сказал, что, наверное, слишком. Ещё она спросила, пишу ли я для телевидения или для кино. Я сказал - нет, я просто пишу книжки. Тут она совсем рассердилась и её фальшивая улыбка исчезла... Она не выдержала и сказала - должно быть, вы очень известный писатель, чтобы здесь отдыхать. Настроение её совсем испортилось, она вернулась к своему мужу, седенькому, придурковато улыбающемуся толстяку и устроила ему сцену. Я был очень доволен.